CCCP

31 129 подписчиков

Свежие комментарии

  • Sergiy Che
    И чё?? Что ты дурашка в этом совковом научпопе такого "поражающего" мир начитал??)) Как на дому можно собрать видео...СССР - потерянное...
  • Natali NIKOLAEVA
    Дурашка, достаточно почитать старые подшивки научно-технических журналов, начиная от "Техники молодежи", "Науки и Жиз...СССР - потерянное...
  • Sergiy Che
    Ну все кто жил во взрослом возрасте помнят цену 99% тех "рацух" и как те "рацпредложения" в планы забивались и какую ...СССР - потерянное...

"Без боя не уйду". Как летчик-ас Кожедуб сбивал вражеские самолеты

"Без боя не уйду". Как летчик-ас Кожедуб сбивал вражеские самолеты
8 ИЮН, 08:15

"Без боя не уйду". Как летчик-ас Кожедуб сбивал вражеские самолеты

Иван Кожедуб, 1944 год
100 лет исполнилось со дня рождения одного из самых результативных летчиков-истребителей антигитлеровской коалиции. На счету Ивана Никитовича Кожедуба 64 личные победы

"...Моя жизнь навсегда связана с авиацией. Без неба я жить не могу. Продолжаю совершенствовать свое летное мастерство на современных отечественных самолетах, мечтаю о том, что, может быть, мне доведется поднять мирный летательный аппарат в космические дали", — писал в 1969 году в своих мемуарах прославленный ас.

Он уже в 25 лет был трижды Героем Советского Союза. Кожедуб участвовал в боевых действиях с 1943 по 1945 год, все свои боевые вылеты (а их — 330 и 120 воздушных боев) совершал на истребителях Ла-5 и Ла-7. И за все время ни разу не был сбит, хотя, конечно, подбивали, но он всегда сажал свой самолет. По окончании Великой Отечественной войны продолжил службу в Военно-воздушных силах, освоил реактивный истребитель МиГ-15, воевал в Корее. В 1985 году ему было присвоено звание маршала авиации.

"Эти качества пригодились мне, когда я стал летчиком"

Иван Никитович родился 8 июня 1920 года в селе Ображеевка Черниговской губернии (ныне Сумская область) Украины.

Иван был младшим, пятым ребенком в семье. От отца перенял жажду приобретения новых знаний и в раннем возрасте научился читать, а от матери унаследовал способности к рисованию. "Рисование выработало у меня глазомер, зрительную память, наблюдательность. И эти качества пригодились мне, когда я стал летчиком", — позднее вспоминал он в своих мемуарах "Верность Отчизне".

В тринадцатилетнем возрасте научился поднимать и выжимать одной рукой двухпудовую гирю. Позднее, участвуя в многочисленных воздушных боях, не раз убеждался, какое огромное значение для летчика имеет физическая выносливость.

Резкие снижения с большой высоты на малую, минутные перегрузки, от которых порой темнеет в глазах, — все это легко переносит физически закаленный человек. Иногда в бою, выполняя каскад фигур, на мгновение теряешь сознание. Придешь в себя, сейчас же включаешься в боевую обстановку и снова действуешь на любой высоте, при любой скорости, в любом положении
из мемуаров Ивана Кожедуба

С детства Кожедуб хотел связать себя с военной службой. Впоследствии окончил химико-технологический техникум и Шосткинский аэроклуб, где освоил самолет По-2 и совершил несколько парашютных прыжков. Увлекался черчением — приобрел навыки, которые потом очень ему пригодились при изучении самолета. В Красную армию попал в 1940-м, через год окончил Чугуевскую военную авиационную школу летчиков, где служил инструктором. С началом Великой Отечественной войны был эвакуирован в Казахстан. И только после подачи многочисленных рапортов попал на фронт осенью 1942 года.

Павел Чупиков и Иван Кожедуб перед боевым вылетом, 1944 год ТАСС
Павел Чупиков и Иван Кожедуб перед боевым вылетом, 1944 год

Он был зачислен в 240-й истребительный авиаполк. И уже в марте 1943 года совершил свой первый боевой вылет, который закончился неудачно: его истребитель Ла-5 в бою получил повреждения, а при возвращении на аэродром был еще и обстрелян своей же зенитной артиллерией. Чудом спас свой самолет и себя.

В июне 1943 года младший лейтенант Кожедуб стал старшим летчиком, затем командиром звена, в августе получил звание лейтенанта и был назначен командиром эскадрильи.

"Огонь открываю первым"

Первым серьезным испытанием для него стала Курская битва. Летчики совершали по нескольку вылетов в день. 6 июля будущий ас сбил первый самолет противника — бомбардировщик "Юнкерс" (Junkers Ju 87).

Через два дня Кожедуб впервые возглавил вылет четверки истребителей. В воздухе их атаковали немецкие асы, возвращавшиеся со "свободной охоты". "...Пока противник доворачивал, я поймал ведущего в прицел на высоте 4000 м. Жду, пока расстояние сократится до дистанции открытия огня, не сворачиваю. Огонь открываю первым. Длинной очередью сбиваю ведущего. Он перевернулся с отвесного пикирования, ударился о землю и взорвался", — вспоминал он. В тот день Кожедуб сбил еще один самолет.

Бомбардировщики Junkers Ju 87, 1943 год LAPI/Roger Viollet via Getty Images
Бомбардировщики Junkers Ju 87, 1943 год

В июле и сентябре 1943-го за боевые отличия летчик был награжден орденами Красного Знамени.

В первые дни боев на Курской дуге я понял, что воздушный бой — это действительно испытание морально-боевых и физических качеств бойца, это величайшее напряжение нервов
из мемуаров Ивана Кожедуба

В боевой характеристике за 1943 год указывалось, что он успешно выполнил 173 боевых задания, провел 52 воздушных боя, в которых лично сбил 25 самолетов противника. В феврале 1944-го за лично сбитые самолеты противника и за проявленный героизм в бою Кожедубу было присвоено звание Героя Советского Союза.

Эскадрилья Ивана Никитовича принимала участие в освобождении Харькова, в боях на Днепре и в освобождении Правобережной Украины. Воевал он и в небе Молдавии, прикрывал переправы через Южный Буг и плацдармы на правом берегу Днестра. К этому времени в летной книжке Кожедуба числилось 32 личные победы.

С мая 1944 года он воевал на новой модификации истребителя производства ОКБ С.А. Лавочкина — Ла-5ФН, который был построен на деньги колхозника Сталинградской области В.В. Конева.

У именного самолета Ла-5, 1944 год Яков Паволоцкий/ТАСС
У именного самолета Ла-5, 1944 год

Именно этот самолет многими признается одним из лучших истребителей Великой Отечественной войны: с 1942 по 1945 год было выпущено порядка 10 тыс. машин. Уже через несколько дней в небе Румынии он сбил на нем "Юнкерс", а затем и еще семь вражеских самолетов.

"Без боя не уйду"

В июле 1944-го был вызван в Москву и назначен на должность заместителя командира 176-го истребительного авиаполка, воевавшего в составе 1-го Белорусского фронта. Перед убытием в полк он прошел переподготовку на новый самолет Ла-7, на котором летал до конца войны. И здесь же, на подмосковном учебном аэродроме, капитана Кожедуба застало известие о награждении второй "Золотой Звездой".

Истребитель Ла-7 Ивана Кожедуба, 1967 год Валентин Хухлаев/ТАСС
Истребитель Ла-7 Ивана Кожедуба, 1967 год

Во второй половине сентября сложная воздушная обстановка сложилась на 3-м Прибалтийском фронте: немцы перебросили опытных "охотников". Кожедубу было поручено возглавить группу из десяти летчиков, чтобы очистить воздух от вражеских самолетов и обеспечить свободу действий нашей авиации. В результате проведенных воздушных боев им было сбито три.

В своих мемуарах Иван Никитович так описывает один из боев под Ригой: "На высоте 3500 метров идет бой. У восьмерки "Яков" преимущество в количестве, а у фашистов — в высоте. Враг старается оттянуть наших летчиков от переправ, нанести им поражение. Восемь "фокке-вульфов" (истребители FW-190 — прим. ТАСС) с бомбами направляются к переправам через реку Седа, в районе Даксты. Захожу в хвост вражеской группы. Немцы держатся самоуверенно и, словно не замечая нас, спокойно продолжают полет. По нас открыли огонь зенитчики. Проскакиваю. Вплотную пристраиваюсь к крайнему самолету. Открываю огонь. "Фокке-вульф" перевернулся через крыло и рухнул на землю, прямо в лес. Летчик выбросился с парашютом. Остальные разворачиваются. Тут же беспорядочно бросают бомбы в расположение своих войск, пикируют и на малой высоте, маскируясь на фоне местности, скрываются. Гнаться за ними не стоит — внизу много зениток, да и надо оценить воздушную обстановку".

Набираю высоту. Где же мой ведомый? Неужели Шарапова сбили? Вызываю его по радио. Ответа нет. В это время в воздухе появляется еще шестерка, тоже с бомбами. Без боя не уйду. Захожу сзади сверху со стороны солнца. Ведущий, очевидно, заметил меня. Бросает бомбу и пытается набрать высоту. Настигаю его, открываю огонь, и вражеский самолет падает вниз. Летчик прыгает с парашютом. Немецкая пятерка, тоже пикированием, уходит на запад
из мемуаров Ивана Кожедуба

"Пытаюсь связаться с Шараповым по радио. Ищу его и вижу еще две пары "фокке-вульфов" без бомб. У меня преимущество в высоте. Решаю вступить с ними в бой, — вспоминает Кожедуб. — Один охотник особенно напорист. Пока я вел бой с тройкой, он отошел в сторону и начал набирать высоту. Хочется ему ударить сверху. Я заметил уловку фашиста, ринулся на него и открыл огонь. Сбить его не удалось, но, очевидно, ему крепко досталось. Он со снижением ушел в направлении к Риге. Вражеская тройка заметалась".

Затем боевой путь Иван Никитович продолжил на берегах Вислы, где он активно использовал полеты на "свободную охоту" (вел активный поиск противника далеко в его тылу — за десятки километров от линии фронта). Охотился за вражескими самолетами, автомашинами, эшелонами, уничтожал живую силу и технику противника.

"Главное  своевременно заметить Messerschmitt"

С середины января 1945 года Кожедуб в составе полка участвовал в Висло-Одерской операции. В боевой характеристике от 20 января отмечалось: "За весь период боевых действий произвел 256 боевых вылетов, в проведенных воздушных боях лично сбил 48 самолетов противника. В воздушных боях смелый, решительный, мужественный командир. Как летчик летает отлично, техника пилотирования отличная. Хорошо подготовлен к полетам по маршруту и в сложных метеоусловиях".

В феврале 1945-го тяжелая борьба завязалась в небе над Одером. Так, 24 февраля, находясь на "свободной охоте", Иван Никитович одним из первых в советской авиации сбил немецкий реактивный истребитель.

В своих мемуарах он так писал о нем: "Они могли находиться в воздухе более длительное время и, таким образом, представляли собой серьезную силу. Скорость их была выше скорости поршневых самолетов, зато маневренность хуже. Они пытались с ходу атаковать наши штурмовики, бомбардировщики и быстро скрывались. Тактика борьбы с ними еще не была выработана. Но нас предупредили: главное — своевременно заметить Me.262; если представится удобный случай — атаковать, до конца используя боевые качества своих машин".

Реактивный самолет Messerschmitt Me.262, 1945 год PhotoQuest/Getty Images
Реактивный самолет Messerschmitt Me.262, 1945 год

"С юга, со стороны Франкфурта, на высоте 3500 метров внезапно появляется самолет. Он летит вдоль Одера на скорости, предельной для наших "Лавочкиных". Да это же реактивный самолет! Быстро разворачиваюсь. Даю мотору полный газ, преследую врага, — вспоминает Кожедуб. — Летчик, очевидно, и не смотрел назад, полагаясь на большую скорость. Выжимаю из машины максимальную скорость, стараюсь сократить дистанцию и подойти с небольшим снижением под "брюхо" вражеского самолета. Подхожу со стороны хвоста на расстоянии 500 м. Удачный маневр, быстрота действий, скорость позволили мне приблизиться к реактивному самолету".

Но что такое? В него летят трассы: ясно — мой напарник все-таки поторопился! Про себя нещадно ругаю старика; уверен, что план моих действий непоправимо нарушен. Но его трассы нежданно-негаданно мне помогли: немецкий самолет стал разворачиваться влево, в мою сторону. Дистанция резко сократилась, и я сблизился с врагом. С невольным волнением открываю огонь. И реактивный самолет, разваливаясь на части, падает
из мемуаров Ивана Кожедуба

По данным из открытых источников, за все время среди сбитых Кожедубом самолетов были: 21 истребитель FW-190; 18 истребителей Ме-109; 18 бомбардировщиков Junkers Ju 87; три штурмовика Hs-129; два бомбардировщика He-111; один румынский истребитель PZL P-24 и один реактивный самолет Messerschmitt Me.262.

18 августа 1945 года за совершенные подвиги Кожедуб в третий раз удостоился звания Героя Советского Союза. С октября приступил к учебе в Военно-воздушной академии, где впервые сел за штурвал реактивного самолета МиГ-15 и получил квалификацию военного летчика первого класса.

"Вершина боевого мастерства"

В начале 1950-х годов на Корейском полуострове шла война между Корейской Народно-Демократической Республикой (КНДР) и Республикой Корея. Всего в период с апреля 1951-го по февраль 1952-го летчики 324-й истребительной авиационной дивизии сбили 200 самолетов всех типов, потеряв 10 человек и 29 самолетов. Кожедуб, осуществлявший оперативное руководство дивизией (ему было категорически запрещено участвовать в боях), перевооружением ВВС Китая и КНДР, был награжден советским орденом Красного Знамени и медалью.

В августе 1953-го ему присвоили звание генерал-майора авиации. Затем окончил Высшую военную академию имени К.Е. Ворошилова, после — занимал высокие командные должности в советской военной авиации. До 1969 года Иван Никитович регулярно летал на истребителях, освоил десятки типов самолетов. Последние полеты он совершил на МиГ-21.

Сверхзвуковой истребитель МиГ-21, 1967 год Сергей Преображенский/ТАСС
Сверхзвуковой истребитель МиГ-21, 1967 год

Кожедуб вошел в историю как искусный воздушный ас, который стремился первым атаковать противника и овладеть инициативой. Он разработал ряд новых приемов и способов ведения воздушного боя.

"Для нашего поколения (1960-х годов), которое еще пацанами грезили о небе, такие, как Кожедуб, уже тогда были легендами. На него можно было смотреть с восхищением. Для нас это были недосягаемые вершины боевого мастерства и героической личности в том числе. Он был путеводной звездой, по которой можно было выбрать правильный путь", — такое мнение высказал ТАСС заслуженный военный летчик РФ генерал-майор Владимир Попов.

Кожедуб был человеком, на которого можно было равняться. Я таких людей могу приравнять к святым. Он достиг таких вершин, которых, наверное, уже никому не достичь в наше время. И главное, что у них тогда были победы. Был героизм не на словах — они проявляли его на деле. Это понять было тяжело, какие это были тогда нагрузки для людей
Владимир Попов
заслуженный военный летчик РФ, генерал-майор

"У нас была в летном училище история военного искусства. Мы знали подвиг Гастелло, также про Покрышкина и Кожедуба, — рассказывает он. — Нам это давали как живые примеры воздушных бойцов. Эти люди, которые в тактике и в оперативном искусстве преподнесли что-то новое. Это и массированные удары, и карусель воздушного боя, и тактическое размещение ведущий-ведомый и вторая пара, которая прикрывает".

Со слушателями Военно-воздушной академии имени Н.Е. Жуковского, 1988 год А. Акимов/ТАСС
Со слушателями Военно-воздушной академии имени Н.Е. Жуковского, 1988 год

У Кожедуба был огромный талант, считает Попов. "У него было развитое чувство виденья пространства, образ полета у него рождался в голове, наверное, чуть лучше, чем у остальных, — говорит генерал. — Пространственно видеть обстановку — это дано далеко не всем. Чтобы остаться победителем, надо, как они говорили тогда, крутить головой на 360 градусов и принимать мгновенные решения. Это был образ виденья всего боя. И надо было успевать: ведь все шло на секунды, кратковременно".

Летчик-истребитель крутил головой на 360 градусов. Кто первый заметит, тот эффективно будет использовать свое оружие. У Кожедуба было массированное применение: пару он посылает в атаку, и следующие две группы стоят, как правило, чуть ниже, которые потом становятся в карусель, закрывая противника и именно чтобы не давали выходить из боя противнику. Были такие, которые могли "уколоть" и убегать. И чтобы этого не было и они не разбегались, их добивали тут в кругу
Владимир Попов
заслуженный военный летчик РФ, генерал-майор

К примеру, для того чтобы выстрелить из пулеметов на самолете, необходимо было расстояние в 150–200 м, из пушек — примерно 300–400 м. "И тут, конечно же, нужно было себя обезопасить — уйти от противника, когда его самолет разваливался. А если шел ведущий, то еще нужно было подумать о ведомом вовремя. И не подставиться под другого, который ушел от удара и опять заходит к тебе в хвост, — говорит летчик Попов. — И Кожедуб мог с опережением все это просчитывать до секунды. Он просто предвидел это".

Легендарный ас Второй мировой войны был награжден двумя орденами Ленина, семью — Красного Знамени, орденами Александра Невского, Отечественной войны I степени, двумя орденами Красной Звезды, орденом "За службу Родине в Вооруженных Силах СССР" II и III степеней и медалями, а также иностранными орденами и медалями. Истребитель Кожедуба Ла-7 хранится в Центральном музее авиации в Монине.

Во время празднования 1 Мая, 1984 год Олег Иванов/ТАСС
Во время празднования 1 Мая, 1984 год

Умер Иван Никитович в 1991 году в возрасте 71 года. Мемориальный комплекс и его могила на Новодевичьем кладбище признаны объектом культурного наследия регионального значения.

В его честь назван Центр показа авиационной техники в подмосковной Кубинке, который известен на весь мир благодаря двум группам высшего пилотажа — "Стрижам" и "Русским витязям". Сейчас там готовят новых воздушных асов.


Роман Азанов

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх