Почему в Израиле учатся по старым советским учебникам?

 

5-0-8-6-5-

В начале 30-х годов прошлого века лучшие в мире учебники по Математике «устаревшего» «дореволюционного» Киселёва, возвращенные социалистическим детям, мгновенно подняли качество знаний и оздоровили их психику. И только в 70-х годах иудеям удалось поменять «отличное» на «плохое».

Справка:

Принято считать, что известную реформу математики 1970-1978 гг. («реформа-70») придумал и осуществил академик А.Н. Колмогоров. Это заблуждение. А.Н. Колмогоров был поставлен во главе реформы-70 уже на последнем этапе ее подготовки в 1967 г.

, за три года до ее начала. Его вклад сильно преувеличен, — он лишь конкретизировал известные реформаторские установки (теоретико-множественное наполнение, аксиоматика, обобщающие понятия, строгость и др.) тех лет. Ему предназначалась роль стать «крайним». Забыто, что всю подготовительную к реформе работу вел в течение более 20 лет неформальный коллектив единомышленников, образовавшийся еще в 1930-х гг., в 1950—1960-х гг. окрепший и расширившийся. Во главе коллектива в 1950-х гг. был поставлен академик А.И. Маркушевич, добросовестно, настойчиво и эффективно выполнявший программу, намеченную в 1930-х  гг. математиками: Л.Г. ШнирельманомЛ.А. ЛюстерникомГ М. Фихтенгольцем, П.С. Александровым, Н.Ф. Четверухиным, С. Л. Соболевым, А.Я. Хинчиным и др. [2. С. 55—84]. Как математики очень способные, они совершенно не знали школы, не имели опыта обучения детей, не знали детской психологии, и поэтому проблема повышения «уровня» математического образования казалась им простой, а методы преподавания, которые они предлагали, не вызывали сомнений. К тому же они были самоуверенны и пренебрежительно относились к предостережениям опытных педагогов. Источник

 

«Я бы вернулся к Киселеву». Академик В. И. Арнольд
Призыв «вернуться к Киселеву» раздается вот уже 30 лет. Возник он сразу после реформы-70, изгнавшей из школы прекрасные учебники и запустившей процесспрогрессивной деградации образования. Почему не утихает этот призыв?

Кое-кто объясняет это «ностальгией» [1, с. 5]. Неуместность такого объяснения очевидна, если вспомнить, что первый, кто еще в 1980 г., по свежим следам реформы, призвал вернуться к опыту и учебникам русской школы, был академик Л. С. Понтрягин. Профессионально проанализировав новые учебники, он убедительно, на примерах объяснил, — почему это надо сделать [2, с. 99-112].

Потому что все новые учебники ориентированы на Науку, а точнее, на наукообразие и полностью игнорируют Ученика, психологию его восприятия, которую умели учитывать старые учебники. Именно «высокий теоретический уровень» современных учебников — коренная причина катастрофического падения качества обучения и знаний. Причина эта действует более тридцати лет, не позволяя хоть как-то исправить ситуацию.

Сегодня усваивают математику около 20% учащихся (геометрию — 1%) [3, с. 14], [4, с. 63].В 40-х годах (сразу после войны!) полноценно усваивали все разделы математики 80% школьников, учившихся «по Киселеву» [3, с. 14]. Это ли не аргумент за его возвращение детям?

В 80-х годах призыв этот был проигнорирован министерством (М. А. Прокофьев) под предлогом, что «надо совершенствовать новые учебники». Сегодня мы видим, что 40 лет «совершенствования» плохих учебников так и не породили хорошего. И не могли породить.

Хороший учебник не «пишется» в один-два года по заказу министерства или для конкурса. Он не будет «написан» даже в десять лет. Он вырабатывается талантливым педагогом-практиком вместе с учащимися в течение всей педагогической жизни (а не профессором математики или академиком за письменным столом).

Педагогический талант редок, — гораздо реже собственно математического (хороших математиков тьма, авторов хороших учебников — единицы). Главное свойство педагогического таланта — способность сочувствия с учеником, которая позволяет правильно понять ход его мысли и причины затруднений. Только при этом субъективном условии могут быть найдены верные методические решения. И они должны быть еще проверены, скорректированы и доведены до результата долгим практическим опытом, — внимательными, педантичными наблюдениями за многочисленными ошибками учащихся, вдумчивым их анализом.

Именно так в течение более сорока лет (первое издание в 1884 г.) создавал свои замечательные, уникальные учебники учитель Воронежского реального училища А. П. Киселев. Его высшей целью было понимание предмета учащимися. И он знал, как эта цель достигается. Поэтому так легко было учиться по его книгам.

Свои педагогические принципы А. П. Киселев выразил очень кратко: «Автор… прежде всего ставил себе целью достигнуть трех качеств хорошего учебника:
точности (!) в формулировке и установлении понятий,
простоты (!) в рассуждениях и
сжатости (!) в изложении» [5, с. 3].

Глубокая педагогическая значительность этих слов как-то теряется за их простотой. Но эти простые слова стоят тысяч современных диссертаций. Давайте вдумаемся.

Современные авторы, следуя наказу А. Н. Колмогорова, стремятся «к более строгому (зачем? — И.К.) с логической стороны построению школьного курса математики» [6, с. 98]. Киселев заботился не о «строгости», а о точности (!) формулировок, которая обеспечивает их правильное понимание, адекватное науке. Точность — это соответствие смыслу. Пресловутая формальная «строгость» ведет к отдалению от смысла и, в конце концов, полностью уничтожает его.

Киселев даже не употребляет слова «логика» и говорит не о «логичных доказательствах», вроде бы неотъемлемо свойственных математике, а о «простых рассуждениях». В них, в этих «рассуждениях», разумеется, присутствует логика, но она занимает подчиненное положение и служит педагогической цели — понятности и убедительности (!)рассуждений для учащегося (а не для академика).

Наконец, сжатость. Обратите внимание, — не краткость, а сжатость! Как тонко чувствовал Андрей Петрович тайный смысл слов! Краткость предполагает сокращение, выбрасывание чего-то, может быть, и существенного. Сжатость — сжимание без потерь. Отсекается только лишнее, — отвлекающее, засоряющее, мешающее сосредоточению на смыслах. Цель краткости — уменьшение объема. Цель сжатости — чистота сути! Этот комплимент в адрес Киселева прозвучал на конференции «Математика и общество» (Дубна) в 2000 г.: «Какая чистота!»

Замечательный Воронежский математик Ю. В. Покорный, «болеющий школой», установил, что методическая архитектура учебников Киселева наиболее согласована с психолого-генетическими законами и формами развития юного интеллекта (Пиаже-Выготский), восходящими к Аристотелевой «лестнице форм души». «Там (в учебнике геометрии Киселева — И.К.), если кто помнит, изначально изложение нацелено на сенсо-моторное мышление (наложим, т.к. отрезки или углы равны, другой конец или другая сторона совпадают и т.д.).

Затем отработанные схемы действий, обеспечивающие начальную (по Выготскому и Пиаже) геометрическую интуицию, комбинациями приводят к возможности догадок (инсайту, ага-переживанию). При этом наращивается аргументация в форме силлогизмов. Аксиомы появляются лишь в конце планиметрии, после чего возможны более строгие дедуктивные рассуждения. Не зря в когдатошние времена именно геометрия по Киселеву прививала школьникам навыки формально-логических рассуждений. И делала это достаточно успешно» [7, с. 81-82].

Вот где еще одна тайна чудесной педагогический силы Киселева! Он не только психологически правильно подает каждую тему, но строит свои учебники (от младших классов к старшим) и выбирает методы соответственно возрастным формам мышления и возможностям понимания детей, неторопливо и основательно развивая их. Высший уровень педагогического мышления, недоступный современным дипломированным методистам и преуспевающим авторам учебников.

А теперь хочу поделиться одним личным впечатлением. Преподавая во втузе теорию вероятностей, я всегда испытывал дискомфорт при разъяснении студентам понятий и формул комбинаторики. Студенты не понимали выводов, путались в выборе формул сочетаний, размещений, перестановок. Долго не удавалось внести ясность, пока не осенила мысль обратиться за помощью к Киселеву, — я помнил, что в школе эти вопросы не вызывали никаких затруднений и даже были интересны. Сейчас этот раздел выброшен из программы средней школы, — таким путем Минпрос пытался решить созданную им самим проблему перегрузки.

Так вот, прочитав изложение Киселева, я был изумлен, когда нашел у него решение конкретной методической проблемы, которая долго не удавалась мне. Возникла волнующая связь времен и душ, — оказалось, что А. П. Киселев знал о моей проблеме, думал над ней и решил ее давным-давно! Решение состояло в умеренной конкретизации и психологически правильном построении фраз, когда они не только верно отражают суть, а учитывают ход мысли ученика и направляют ее. И надо было изрядно помучиться в многолетнем решении методической задачи, чтобы оценить искусство А. П. Киселева. Очень незаметное, очень тонкое и редкостное педагогическое искусство. Редкостное! Современным ученым педагогам и авторам коммерческих учебников следовало бы заняться исследованиями учебников учителя гимназии А. П. Киселева.

А. М. Абрамов (один из реформаторов-70, — он, по его признанию [8, с. 13], участвовал в написании «Геометрии» Колмогорова) честно признает, что только после многолетнего изучения и анализа учебников Киселева стал немного понимать скрытые педагогические «тайны» этих книг и «глубочайшую педагогическую культуру» их автора, учебники которого — «национальное достояние» (!) России [8, с. 12-13].

И не только России, — в школах Израиля все это время без комплексов пользуются учебниками Киселева. Этот факт подтверждает директор Пушкинского Дома академик Н. Скатов: «Сейчас все чаще специалисты утверждают, что, оказывается, учебник Щербы по русскому языку все-таки перекрывает все новейшие учебники, и, кажется, пока мы (?) бесшабашно (?) предавались математическим экспериментам, умные израильтяне обучали алгебре по нашему хрестоматийному Киселеву.» [9, с. 75]. {реформируют то они советскую школу для гоев а не для себя!} 

У нас же все время придумываются препятствия. Главный аргумент:»Киселев устарел». Но что это значит?

В науке термин «устарел» применяется к теориям, ошибочность или неполнота которых установлена их дальнейшим развитием. Что же «устарело» у Киселева? Теорема Пифагора или что-то еще из содержания его учебников? Может быть, в эпоху быстродействующих калькуляторов устарели правила действий с числами, которых не знают многие современные выпускники школ (не умеют складывать дроби)?

Наш лучший современный математик, академик В. И. Арнольд почему-то не считает Киселева «устаревшим». Очевидно, в его учебниках нет ничего не верного, не научного в современном смысле. Но есть та высочайшая педагогическая и методическая культура и добросовестность, которые утрачены нашей педагогикой и до которой нам никогда больше не дотянуться. Никогда!

Термин «устарел» — всего лишь лукавый прием, характерный для модернизаторов всех времен. Прием, воздействующий на подсознание. Ничто подлинно ценное не устаревает, — оно вечно. И его не удастся «сбросить с парохода современности», как не удалось сбросить «устаревшего» Пушкина РАППовским модернизаторам русской культуры в 20-х годах. Никогда не устареет, не будет забыт и Киселев.

Другой аргумент: возвращение невозможно из-за изменения программы и слияния тригонометрии с геометрией [10, с. 5]. Довод не убедительный — программу можно еще раз изменить, а тригонометрию разъединить с геометрией и, главное, с алгеброй. Более того, указанное «соединение» (как и соединение алгебры с анализом) является еще одной грубой ошибкой реформаторов-70, оно нарушает фундаментальное методическое правило — трудности разъединять, а не соединять.

Классическое обучение «по Киселеву» предполагало изучение тригонометрических функций и аппарата их преобразований в виде отдельной дисциплины в X классе, а в конце — приложение усвоенного к решению треугольников и к решению стереометрических задач. Последние темы были замечательно методически проработаны с помощью последовательности типовых задач. Стереометрическая задача «по геометрии с применением тригонометрии» была обязательным элементом выпускных экзаменов на аттестат зрелости. Учащиеся хорошо справлялись с этими задачами. А сегодня? Абитуриенты МГУ не могут решить простую планиметрическую задачу!

Наконец, еще один убийственный аргумент, — «у Киселева есть ошибки» (проф. Н. X. Розов). Интересно, какие же? Оказывается, — пропуски логических шагов в доказательствах.

Но это же не ошибки, это сознательные, педагогически оправданные пропуски, облегчающие понимание. Это — классический методический принцип русской педагогики: «не следует стремиться сразу к строго логическому обоснованию того или иного математического факта. Для школы вполне приемлемы «логические скачки через интуицию», обеспечивающие необходимую доступность учебного материала» (из выступления видного методиста Д. Мордухай-Болтовского на Втором Всероссийском съезде преподавателей математики в 1913 г).

Модернизаторы-70 заменили этот принцип антипедагогическим псевдонаучным принципом «строгого» изложения. Именно он уничтожил методику, породил непонимание и отвращение учащихся к математике. Приведу пример педагогических уродств, к которым ведет этот принцип.

Вспоминает старый новочеркасский учитель В. К. Совайленко. «25 августа 1977 г. проходило заседание УМСа МП СССР, на котором академик А. Н. Колмогоров анализировал учебники математики с 4-го по 10-й классы и рассмотрение каждого учебника заканчивал фразой: «После некоторой корректировки это будет прекрасный учебник, и если вы правильно понимаете этот вопрос, то вы одобрите этот учебник». Присутствовавший на заседании учитель из Казани с сожалением сказал рядом сидящим: «Это же надо, гений в математике — профан в педагогике. Он не понимает, что это не учебники, а уроды, и он их хвалит».

В прениях выступил московский учитель Вайцман: «я прочитаю из действующего учебника геометрии определение многогранника». Колмогоров, выслушав определение, сказал: «Верно, все верно!». Учитель ему ответил: «В научном отношении все верно, а в педагогическом — вопиющая безграмотность. Это определение напечатано жирным шрифтом, значит, для обязательного заучивания, и занимает полстраницы. Так разве суть школьной математики в том, чтобы миллионы школьников зубрили определения в полстраницы учебника? В то время, как у Киселева это определение дано для выпуклого многогранника и занимает менее двух строк. Это и научно, и педагогически грамотно.»

О том же говорили в своих выступлениях и другие учителя. Подводя итоги, A. Н. Колмогоров сказал: «К сожалению, как и прежде, продолжалось ненужное критиканство вместо делового разговора. Вы меня не поддержали. Но это не имеет значения, т. к. я договорился с министром Прокофьевым и он меня полностью поддерживает.»Данный факт изложен B. К. Совайленко в официальном письме в адрес ФЭС от 25.09.1994 г.

Еще один интересный пример профанации педагогики специалистами-математиками. Пример, неожиданно приоткрывший одну поистине «тайну» Киселевских книг. Лет десять назад присутствовал я на лекции крупного нашего математика. Лекция посвящалась школьной математике. В конце задал лектору вопрос, — как он относится к учебникам Киселева? Ответ: «Учебники хорошие, но они устарели». Ответ банален, но интересно было продолжение, — в качестве примера лектор нарисовал Киселевский чертеж к признаку параллельности двух плоскостей. На этом чертеже плоскости резко изгибались для того, чтобы пересечься. И я подумал: «Действительно, какой нелепый чертеж! Нарисовано то, чего быть не может!» И вдруг отчетливо вспомнил подлинный чертеж и даже его положение на странице (внизу-слева) в учебнике, по которому учился почти сорок лет назад. И почувствовал связанное с чертежем ощущение мускульного напряжения, — будто пытаюсь насильственно соединить две непересекающиеся плоскости. Сама-собой возникла из памяти четкая формулировка: «Если две пересекающиеся прямые «одной плоскости параллельны -..», а вслед за ней и все короткое доказательство «от противного».
Я был потрясен. Оказывается, Киселев запечатлел в моем сознании этот осмысленный математический факт навечно (!).

Наконец, пример непревзойденного искусства Киселева сравнительно с современными авторами. Держу в руках учебник для 9-го класса «Алгебра-9″, изданный в 1990 году. Автор — Ю. Н. Макарычев и К0, и между прочим, именно учебники Макарычева, а также Виленкина, приводил в качестве примера «недоброкачественных, … безграмотно выполненных» Л. С. Понтрягин [2, с. 106]. Первые страницы: §1. «Функция. Область определения и область значений функции».

В заголовке указана цель — разъяснить ученику три взаимосвязанных математических понятия. Как же решается эта педагогическая задача? Вначале даются формальные определения, потом множество разношерстных абстрактных примеров, затем множество хаотичных упражнений, не имеющих рациональной педагогической цели. Налицо перегрузка и абстрактность. Изложение занимает семь страниц. Форма изложения, когда начинают с невесть откуда взявшихся «строгих» определений и затем «иллюстрируют» их примерами, трафаретна для современных научных монографий и статей.

Сравним изложение той же темы А. П. Киселевым (Алгебра, ч. 2. М.: Учпедгиз. 1957). Методика обратная. Начинается тема с двух примеров — бытового и геометрического, эти примеры хорошо знакомы ученику. Примеры подаются так, что естественно приводят к понятиям переменной величины, аргумента и функции. После этого даются определения и еще 4 примера с очень краткими пояснениями, их цель — проверить понимание ученика, придать ему уверенности. Последние примеры тоже близки ученику, они взяты из геометрии и школьной физики. Изложение занимает две (!) страницы. Ни перегрузки, ни абстрактности! Пример «психологического изложения», по выражению Ф. Клейна.

Показательно сравнение объемов книг. Учебник Макарычева для 9 класса содержит 223 страницы (без учета исторических сведений и ответов). Учебник Киселева содержит 224 страницы, но рассчитан на три года обучения — для 8-10 классов. Объем увеличился в три раза!

Сегодня очередные реформаторы стремятся уменьшить перегрузку и «гуманизировать» обучение, якобы заботясь о здоровье школьников. Слова, слова… На самом же деле, вместо того, чтобы сделать математику понятной, они уничтожают ее основное содержание. Сначала, в 70-х гг. «подняли теоретический уровень», подорвав психику детей, а теперь «опускают» этот уровень примитивным методом выбрасывания «ненужных» разделов (логарифмы, геометрия и др.) и сокращением учебных часов [11, с. 39-44].

Подлинной гуманизацией было бы именно возвращение к Киселеву. Он сделал бы математику вновь понятной детям и любимой. И этому есть прецедент в нашей истории: в начале 30-х годов прошлого века «устаревший» «дореволюционный» Киселев, возвращенный «социалистическим» детям, мгновенно поднял качество знаний и оздоровил их психику. И, может быть, помог одержать победу в Великой войне.

Главным препятствием являются не аргументы, а кланы, контролирующие Федеральный комплект учебников и выгодно размножающие свою учебную продукцию. Такие деятели «народного просвещения», как недавний председатель ФЭС Г. В. Дорофеев, который поставил свое имя уже, наверное, на сотне учебных книг, выпущенных «Дрофой», Л. Г. Петерсон [12, с. 102-106], И. И. Аргинская, Е. П. Бененсон, А. В. Шевкин (см. сайт «www.shevkin.ru»), и пр., и пр. Оцените, к примеру, современный педагогический шедевр, нацеленный на «развитие» третьеклассника:

«Задача 329. Для определения значений трех сложных выражений учеником выполнены такие действия: 320-3, 318+507, 169-3, 248:4, 256+248, 231-3, 960-295, 62+169, 504:4, 256+62, 126+169, 256+693. 1. Выполни все указанные действия. 2. Восстанови сложные выражения, если одно из действий встречается в двух из них (??). 3. Предложи свое продолжение задания.» [13].

Но Киселев вернется! В разных городах уже есть учителя, которые работают «по Киселеву». Начинают издаваться его учебники. Возвращение незримо грядет! И вспоминаются слова: «Да здравствует солнце! Да скроется тьма!»

Литература
1. Математика (приложение к газете «Первое сентября»). 1999, №11.
2. Понтрягин Л. С. О математике и качестве ее преподавания // Коммунист. 1980, №14.
3. Учительская газета. 2001, №44.
4. Математика в школе. 2002, №2.
5. Орловский университет. 2002, №7.
6. На путях обновления школьного курса математики. М.; Просвещение, 1978.
7. Покорный Ю. В. Унижение математикой. Воронеж, 2006.
8. Учительская газета. 1994, №6.
9. Математика в школе. 2003, №2. 

10. Математика в школе. 2000, №1.  

11. Образование, которое мы можем потерять. М. 2002, с. 39-44.

Cтатья печатается в журнале «Математическое образование»
Костенко И. П.

 

1347481354_p4
В 1938 году Андрей Петрович Киселёв сказал:

Я счастлив, что дожил до дней, когда математика стала достоянием широчайших масс. Разве можно сравнить мизерные тиражи дореволюционного времени с нынешними. Да и не удивительно. Ведь сейчас учится вся страна. Я рад, что и на старости лет могу быть полезным своей великой Родине

Моргулис А. и Тростников В. «Законодатель школьной математики» // «Наука и жизнь» с.122

Учебники:

«Систематический курс арифметики для средних учебных заведений» (1884)[12];
«Элементарная алгебра» (1888)[13];
«Элементарная геометрия» (1892—1893)[14];
«Дополнительные статьи алгебры» — курс 7-го класса реальных училищ (1893);
«Краткая арифметика для городских училищ» (1895);
«Краткая алгебра для женских гимназий и духовных семинарий» (1896);
«Элементарная физика для средних учебных заведений со многими упражнениями и задачами» (1902; выдержала 13 изданий)[5];
«Физика» (две части) (1908);
«Начала дифференциального и интегрального исчислений» (1908);
«Начальное учение о производных для 7-го класса реальных училищ» (1911);
«Графическое изображение некоторых функций, рассматриваемых в элементарной алгебре» (1911);
«О таких вопросах элементарной геометрии, которые решаются обыкновенно с помощью пределов» (1916);
«Краткая алгебра» (1917);
«Краткая арифметика для городских уездных училищ» (1918);
«Иррациональные числа, рассматриваемые как бесконечные непериодические дроби» (1923);
«Элементы алгебры и анализа» (чч. 1—2, 1930—1931).

источник:http://www.portal-slovo.ru

Почему Советский Союз был империей лжи

Коммунисты лгали все 74 года своего правления и продолжают лгать сегодня

Все 74 года советской коммунистической власти советские люди жили в условиях двойных стандартов, двойной морали, в рамках навязанных пропагандой идеологически выдержанной вымышленной реальности и абсолютно не соответствующего ей истинного бытия.

Почему Советский Союз был империей лжи
фото: pixabay.com

Ложь и насилие были двумя главными инструментами коммунистов для подавления и закабаления народных масс. Лгать коммунисты-большевики начали еще до захвата власти в ходе Октябрьского вооруженного переворота в 1917 году: лживая пропаганда как раз и помогла им захватить власть.

В чем конкретно лгали коммунисты?

Разберем их лозунги: «Землю — крестьянам!», «Фабрики — рабочим!», «Мир — народам!», «Вся власть Советам!», «Хлеб — голодным!».

Все эти лозунги были лживы, ни одно из обещаний не было выполнено!

Землю крестьянам не только не дали, но отняли и ту, которая была, а почти всех крестьян принудительно загнали в колхозное рабство: большинство крестьян были лишены паспортов, в силу чего не могли уехать из колхоза, т.е. стали крепостными! И денег они почти не получали — работали за трудодни. Т.е. крестьяне, которые составляли до войны 80% населения, а после войны — 50%, были на положении рабов.

Паспорта всем без исключения колхозникам стали выдавать только с 1976 по 1981 год — по постановлению Совмина от 1974 года!

Ровно такая же ложь была о «хлебе для голодных» — вся история правления коммунистов — это либо тотальный голод, либо продовольственный дефицит. Причем даже в объяснении причин голода коммунисты всегда врали, сваливая все на засуху или неурожай. Да, в России до коммунистов случались неурожаи, но никогда не было такого жуткого голода, как в 1920-х и 1930-х годах, когда умерли миллионы людей! Только в голодомор 1932–1933 года от голода и связанных с ним болезней на Украине, Поволжье, Кубани, в Казахстане умерло около 7 миллионов человек! Причем голодомор был создан искусственно — у крестьян отняли не только выращенное ими зерно, которым они должны были кормить свои семьи, но и семенной фонд! Вот вам и «Хлеб — голодным!».

Не лучше в СССР было и положение пролетариата, который, опять же по лживой коммунистической пропаганде, считался гегемоном, т.е. лидирующим, господствующим классом. Конечно же, никаких «фабрик рабочим» никто не отдал — все предприятия были переданы в собственность государства, а рабочие были принуждены работать на них, бОльшую часть советского периода — за паек, т.е. просто за еду, чтобы не умереть от голода. Это не преувеличение и не фигура речи: если крестьянин, даже почти не получая денег, работая в колхозе за трудодни, все же мог подкармливаться с собственного огорода и, если повезет, что-то еще продать или обменять на промышленные товары, то у рабочих такой возможности не было! Примерно две трети советского коммунистического периода (50 лет из 74) продукты выдавались по карточкам, а получаемые рабочими деньги не были в достаточной мере обеспечены продовольственными и промышленными товарами, т.е. в сущности были просто резаной бумагой.

Попытка изменить ситуацию и наладить нормальное снабжение граждан, предпринятая коммунистами в начале 1960-х годов, несколько улучшила ситуацию, но быстро истощила экономику, что привело к дефициту продовольственных товаров уже где-то к 1972–1974 годам, а с начала 1980-х дефицит стал почти повсеместным.

Не лучше обстояло дело и с лозунгом «Мир — народам!».

Это вообще была сверхциничная ложь! Коммунисты развязывали войны все 74 года своего правления — не только на территории бывшей Российской империи, но и по всему земному шару. Большинство из вас знают только Гражданскую и Вторую мировую войны, некоторые помнят о финской и афганской войнах, а ведь войн было несколько десятков! Советско-польская война 1920 года, советско-китайский конфликт 1929 года (и еще несколько эпизодов в разные годы), война в Испании 1936 года, война против Японии — несколько эпизодов в 1938-м, 1939-м и 1945 годах, корейская война 1950 года, Венгрия, Лаос, Вьетнам, Алжир, Египет, Йемен, Сирия, Мозамбик, Камбоджа, Бангладеш, Ангола, Эфиопия, Ливан, Куба и так далее. В каждой из этих войн погибло от нескольких десятков тысяч до нескольких миллионов человек.

Если смотреть по датам, то трудно найти год, в который СССР не вел бы войну где-нибудь. Т.е. мир был совершенно эфемерный.

Не менее циничным и лживым был лозунг «Вся власть — Советам!». Все 74 года всем заправляли коммунисты, Советы народных депутатов были абсолютно декоративным образованием, а выборы в них — чистой профанацией. Партийные и комсомольские активисты обеспечивали стопроцентную явку избирателей, а избиратели единогласно голосовали за того, кого коммунисты назначили народным избранником. В свою очередь, всенародно избранные депутаты единогласно одобряли решения родной партии — КПСС.

По сути, никакого социализма в СССР никогда не было, а был вариант феодализма с элементами государственного капитализма. Коммунистические вожди были абсолютно идентичны феодалам: Генерального секретаря ЦК (Центрального комитета) коммунистической партии можно было приравнять к царю, членов ЦК — к думским боярам, секретарей обкомов — к губернаторам и так далее. Интересно, что это нашло свое отражение даже в советском кинематографе — посмотрите фильм «Слуга» режиссера Вадима Абдрашитова по сценарию Александра Миндадзе, снятый в 1988 году. Фильм охватывает двадцатилетний период — с начала 60-х до начала 80-х годов XX века. Хозяин области (предположительно — первый секретарь областного комитета коммунистической партии), некто Гудионов, дарит своему водителю Клюеву дом, жену, хор и должность дирижера — за собачью преданность и готовность исполнить любой каприз.

Важно заметить, что 1960-е годы — это уже правление Брежнева, можно сказать, легкая версия коммунистического феодализма.

До того феодализм был жестче и ужаснее — коммунистические баре не столько одаривали своих халдеев, сколько уничтожали тех, кто кланялся недостаточно низко и не кидался лизать сапоги. Кстати, и авторов фильма в те годы расстреляли бы — без вариантов. Хотя все ими показанное — абсолютная правда.

Съемки такого кино и его выход на экраны были возможны только благодаря объявленной М.С.Горбачевым гласности. Из-за политики гласности была развенчана многолетняя ложь коммунистов, не только простой народ, но и члены коммунистической партии перестали верить в коммунистические сказки.

Много лет ложь давала коммунистам некую «индульгенцию» на применение насилия — они с помощью лжи обосновывали необходимость его применения. В разные годы коммунисты с помощью лживой пропаганды убеждали народ в необходимости массовых убийств представителей этого же народа, массовых репрессий, раскулачивания, отъема хлеба у десятков миллионов крестьян, убийства и депортаций целых народов. Как только была развенчана ложь, стало проблемой и применение насилия. В итоге, лишившись двух главных своих инструментов захвата и удержания власти — лжи и насилия, — коммунисты эту власть потеряли. СССР развалился, как гнилой, трухлявый пень! И, что характерно и отрадно, никто из восемнадцати миллионов коммунистов не вышел защищать СССР! А ведь в партию принимали якобы самых идеологически выдержанных, самых честных, самых преданных делу партии и народа! То есть и тут была ложь, тотальная ложь!

Вот вам и цена коммунистической морали и нравственности!

Конечно, СССР развалился не только благодаря политике гласности, перестройке и демократии, объявленной Горбачевым. Главной причиной развала была полная несостоятельность социалистической системы хозяйствования. Пока у крестьян и рабочих коммунисты отнимали почти все, что они производили, экономика держалась на плаву. Как только стали обирать немного меньше, социалистическая экономика стала стремительно загибаться. СССР даже хлебом себя не мог обеспечить: с 1961 года пшеницу закупали у США, Канады и Аргентины. Сегодня только одна Россия экспортирует пшеницы на 15 миллиардов долларов в год! А ведь есть и другие хлеборобные бывшие республики СССР.

Много лет мы, все граждане СССР, видели и понимали лживость коммунистического режима. Каждый вечер в программе «Время» дикторы рассказывали нам о рекордных надоях, о выполнении и перевыполнении планов (ни один пятилетний план за всю историю СССР не был выполнен), а в реальности мы видели пустые полки магазинов. Сыр, мясо, колбаса, кофе и многое другое годами отсутствовали в свободной продаже. Половину жизни можно было провести в многочасовых очередях за изредка появляющимся в продаже дефицитом. В итоге холодильник одержал убедительную победу над телевизором.

Коммунистическая ложь была призвана завуалировать несостоятельность коммунистической идеи, нежизнеспособность социалистической экономики, а также скрыть многолетние преступления коммунистического режима. Но шила в мешке не утаишь: рано или поздно все тайное становится явным.

Сегодняшние попытки коммунистов и поклонников СССР отрицать все это выглядят жалко и ничтожно — ведь десятки миллионов людей застали СССР и прекрасно помнят его убожество, нищету, ложь и преступность.

 "Московский Комсомолец" 

Герман Пятов, хирург , координатор проекта помощи сиротам Мурзик.ру

https://www.mk.ru/politics/2020/02/16/pochemu-sovetskiy-soyuz-byl-imperiey-lzhi.html

Цены на советские машины на современный курс. Получилось очень дорого

Загружается...

Картина дня

))}
Loading...
наверх